15 Декабря 2016

#конституциярф. Отзывы и рецензии

12 и 13 декабря 2016 года на территории Ельцин Центра (г. Екатеринбург) состоялась премьера спектакля Владимира Гурфинкеля #конституциярф.  
Сразу после премьеры несколько СМИ опубликовали репортажи и рецензии, а в социальных сетях появились первые отзывы. 

















Фейсбук. Отзывы критиков и блогеров
Лилия Немченко
Провела вечер с Конституцией РФ, духоподъемное общение получилось. Если серьезно, то Владимир Гурфинкель привез 21 молодых актеров или двадцать одного молодого актера и действие под названием "Конституция". Место Ельцин Центр - очень правильное для подобной акции, а спектакль - действительно ближе к актуальному искусству, нежели, к традиционному спектаклю, даже поэтическому. Мои впечатления и оценки живут в двух плоскостях: преподавателя с огромным стажем и театрального критика. Когда я смотрю с позиций просветительско-педагогических, я принимаю и понимаю все, что происходит, и зачем происходит. И понимаю сверхзадачу режиссера. Безумно важно вовлечь молодых людей в историю, когда за цифрами встают живые люди, за словами - поступки, когда любишь не за успехи, когда должно быть безумно стыдно за свою Родину, как это было у Ростроповича в 1968-м.И все равно любишь, иначе бы не болело. К сожалению, мой театральный опыт (зрительский, конечно) мне сильно мешал. Театральный язык, избранный режиссером, отсылал меня к 70-м, к поэтическо-политическому театру Любимова. Может быть, это мои личные проблемы, не знаю. Но в спектакле было много forte, а хочется иногда и piano, ну хотя бы mf. и все-таки, спектакль, конечно, получился! Слова Конституции, такие правильные и точные, появляющиеся на экране, контрапунктом связывались с событиями прошлого века, переданными через личные свидетельства. Одну треть экрана занимал мужик в телогрейке, по которому можно изучать, что такое советский, тоталитарный дискурс. Полтора часа текстов - остроумного Коржавина, горько-ироничного Сатуновского, аскетичной Алексиевич и др. Респект Илье Губину, литературному консультанту. Было очень интересно наблюдать. как ребята в процессе действия присваивали себе чужие слова, один из мощных эпизодов - про Афган, который начинался с отчаянных вопросов парня к воображаемым прохожим. Вот оно, мало чем изменившееся "атомизированное" общество. Очень хочется верить, что эти молодые люди хотя бы какое-то время будут слышать и видеть гул нашего времени, такого не похожего на телевизионную картинку, живого, хоть и больного, сложного и разного. С премьерой! 
 
Галина Брандт, критик 

 Вчера я классно отметила День конституции. Представьте, как этой картинкой с ранней вечерней темноты блистает и мигает(подмигивает) весь огромный, просто преогромный Ельцин-Центр!! А я благодаря благородному жесту Бориса Леонидовича Мильграмма еще и сидела на спектакле в 1 ряду, можно сказать в обнимку с самим БН. Он, огромный, бронзовый, но теплый, был самым внимательным зрителем, и сценические персонажи тоже часто обращались будто к нему конкретно. Бывают вещи, которые важнее искусства. Мне кажется событие – то, что Пермский «Театр-Театр» приехал играть первую премьеру своего нового спектакля к нам, в Еку, в «Ельцин-центр», и приехал именно 12 декабря – само по себе уже так мощно. Что в этот день мы читали выведенные огромными буквами на плазму замечательные конституционные законы – и про гарантии каждому свободы мысли и слова, про то, что ничто не может быть основанием для умаления достоинства человека и вообще права и свободы человека и гражданина определяют главный смысл и законов, и деятельности государственных властей на всех уровнях. Нам так явственно напомнили, что наша Конституция – это песня. А параллельно, под каждым таким положением читались, игрались, пелись, отрывки из самых разных дневников, блокнотных заметок, художественных и документальных произведений. Пушкина и Алексиевич, Пастернака и Коржавина, Цветаевой и Вишневской, В.Ерофеева и Чуковского (больше 50 авторов указано в программке) – в которых отражалась страшная история России ХХ века. Здесь отчетливым трагическим контрастом проступала реальная жизнь, и прекрасные слова Конституции обретали в этом контексте иной объем, иной градус. Они становились выстраданными, оплаченными огромными жертвами, человеческими трагедиями, невыносимостью жизни. И конечно, главное чувство, которое уносишь с собой – чувство боли, что этот прекрасный выстраданный страной закон опять сегодня остается только хорошим текстом, записанным, когда-то прочитанным/непрочитанным, и лежашим на полке. Кстати, в толстой программке все, что касается спектакля занимает последний лист, все остальное полный текст Конституции. Последнее, что нельзя не сказать – это то, что все творящееся на сцене делается совсем молодыми людьми, просто вчерашними подростками. На сцене их около двадцати или даже чуть больше. И то, как они проживают все случившееся с нашей страной, сколько энергии они вкладывают в свое нам высказывание не может не рождать надежду, что эти ребята и их будущие зрители не допустят повторений. Хоть костьми лягут. 

Татьяна Тихоновец, критик 

Премьера спектакля прошла в пространстве музея Ельцина. Играть было непросто. Пространство - не для спектаклей.Звук разлетается. Внизу слишком громко, а вверху плохо слышно. Но очень важен сам факт: в день, когда был принята конституция, в праздник, о котором сейчас не любят особо вспоминать, премьера "Конституции" прошла именно здесь. Спасибо руководству Ельцин-центра и всем работникам музея. Не хочу сейчас подробно писать о самом спектакле. Его играет стажерская группа Театра-Театра и студенты Б.Мильграма. Это смелое, серьезное и очень важное сейчас высказывание. Это спектакль, в котором разные статьи конституции рассматриваются и с точки зрения прошлого, и с точки зрения сегодняшнего дня. Там есть истории из судеб великих людей и судеб людей, никому не известных. Там есть дневники, стихи, письма, песни, он переполнен человеческими свидетельствами о нашей жизни. Написала все это Ксения Гашева. В спектакле пока все не устоялось, пермская премьера пройдет в марте. И я надеюсь, что у спектакля будет счастливая фестивальная судьба. По поводу бесогона, который считает, что в Ельцин-центре разрушают духовные скрепы. Я считаю, что пермский спектакль духовные скрепы укрепляет. Надеюсь, что он будет укреплять их и дальше. В Перми и в других городах нашего отечества. Спектакль устроен так, что может встать в любое пространство. Поздравляю молодую команду Театра-Театра с премьерой. Я думаю, вы запомните этот спектакль на всю жизнь. Вы стали другими. 

Людмила Старостова 

 КОНСТИТУЦИЯ, БОЛЬ И КРИК 12 и 13 декабря в Ельцин-центре показывали спектакль «Конституция». Режиссер спектакля – Владимир Гурфинкель. Атриум под куполом музея Ельцина служил сценой. Декорации, включавшие стену из старых чемоданов и грубо сколоченных вешалок, подсвеченных нарочито по-уличному аскетичными лампами, создавали лагерно-барачную атмосферу, маркирующую советскую эпоху. Одетые в черное молодые артисты убедительно дополняли образ угрюмого, местами дико страшного мира, из которого вышли мы все. Связь эпох подчеркнута в самом начале – когда путешественники, вышедшие на сцену с современными чемоданами на колесиках, достают из последних старые чемоданчики с металлическими уголками, с которыми потом не расстаются в течение всего спектакля. Эти чемоданы – постоянные спутники артистов – прочерчивают тему транзита, пути, незащищенности странника, все имущество которого умещается в чемодане и даже все время там хранится, чтобы иметь возможность захватить его, когда валовая машина государства неожиданно выхватит из толпы и отправит туда, куда захочет, а все, что не умещается в маленький чемодан, отнимет. На заднюю стену весь спектакль транслировался кадр с простецкого вида мужичком из фильма С. Лозницы, статьей ельцинской конституции 1993 года и ссылкой на один из многочисленных литературных источников, отрывок из которого в данный момент исполнялся актерами. Преобладание в репликах актеров цитат из литературных произведений (в основном - воспоминаний) не один раз навевало мысли о принадлежности действа к жанру литературно-художественной композиции, но прочная сцепленность ее литературных кусков и убедительная игра в каждом эпизоде, когда вот же перед нами моряк из подлодки Курск, девочка, испытавшая шок от визита в землянку, в которой жили ссыльные калмыки, или сама Ольга Берггольц, читающая посвящение ребенку, которого нет, убеждала в драматургической целостности всего действа. Богатая литературная основа, талантливо нанизанная на канву текста отдельных статей конституции по принципу антитезы, задала основную драматическую коллизию спектакля – это глубокое противоречие между декларациями конституции о праве человека на жизнь, собственность, гражданство, семью, свободу слова и передвижения и эпизодами человеческих судеб, в которых все эти права вероломно попирались. Конституция декларирует (и гарантирует) права и обязанности гражданина, а реальные человеческие истории доказывают, что человек – ничто, что он – умный, чуткий, тонко чувствующий – является объектом или становится свидетелем вопиющего человеконенавистничества, исходящего от советского государства. Труппа молодых актеров играет убедительно и ярко: мимика, пластика, интонирование – все было на высоте. Актеры то сбиваются в кучу, из которой мелькают белые на черном фоне одежд лица и руки, то рассыпаются по полу, но почти всегда лейтмотивом их движения является боль. Их тела извиваются от боли увиденного и пережитого, их речь часто переходит в крик и стон. В каждом эпизоде мы видим боль, почти каждый монолог проходит через или заканчивается криком: избили, убили, раздавили, изгнали, отобрали, унизили – ааааааааааааааааааа! Как-то Новалис сказал: трещина мира проходит сквозь душу поэта. Весь спектакль – это сплошная трещина на теле и в душе нашего народа, о ней кричит почти каждая реплика, извлеченная драматургом из текстов С. Алексиенко, О. Берггольц, Л. Улицкой, Г. Вишневской, А. Ахматовой, В.Ерофеева, З.Гиппиус, Д.Лихачева и др. Спектакль тяжелый, но смотрится на одном дыхании, внутренне ты не устаешь кричать и стонать вместе с его героями, одновременно вспоминая читанное и виденное про СССР. Но не все, а только мрачное и страшное, потому что про другое здесь ничего нет. Это спектакль про две вещи – про конституцию, по которой живет современная Россия, и про советский мир, показанный в откровенно дегуманизированном свете. Референция каждого трагического эпизода спектакля к определенной статье нынешней конституции задает направленность нашего прочтения – вот как страшно все было и вот по каким правилам мы будем жить сегодня. Я взяла и перечитала советские конституции. Там кое-где даже больше прав. Выходит, конституция не панацея. Конституция – это красивый складно написанный документ, нисколько не страдающий от того, что от его имени государство творит страшные дела. Или не так: одни люди, опираясь на ресурсы государства, творят страшные дела по отношению к другим людям По ельцинской конституции мы живем уже 23 года. Живем и наблюдаем жизнь вокруг себя – терпит ли эта конституция то, что происходит вокруг нас? Терпит. Растут ли в эти годы в разных уголках нашей растущей страны новые боль и крик? Растут. И современники снова облекают эти новые боль и крик в форму дневников, писем, стихов и романов. Про гибель Курска – этот ведь уже при новой конституции. После спектакля мне искренне хотелось умилиться тому, что наконец-то у нас есть такая справедливая, светлая конституция. Не пошло. В спектакле новая российская конституция рассматривается как выдох измученного народа, как манифест людей, боровшихся за идеалы демократии и свободы на московских баррикадах в августе 1991 года. Наша новая конституция - это послание перестроечных романтиков будущим поколениям. И нам тоже, раз мы в 2016 году. Уверена, будь этот спектакль показан в 1993-94 годах, новая конституция звучала бы как обещание новой жизни, как точка невозврата, торжественная клятва, и спектакль оказал бы большое моральное очищающее действие на зрителя. Но невольное сопоставление увиденного и услышанного с контекстом нашего времени, в котором по-прежнему многое решается «по понятиям» и по праву сильного (богатого, влиятельного), обостряет неприятное ощущение, что часто побеждают не те, кто кладет жизнь, здоровье в борьбе за светлые идеалы, а те, кто любыми средствами прагматично идет к своей цели. Как всегда. Это очень хороший спектакль: я не перестаю думать о нем, он заставил меня снова думать о своей стране, он сегодня не давал мне спать. Думаю, это основная заслуга его создателей. Я не могу забыть прекрасные лица девушек и юношей, искаженные болью и криком. Как они осилили такое играть? При приближении к Ельцин-центру по дороге на спектакль, я видела горящий на его стене-экране логотип спектакля – квадрат из множества красных букв Я с вписанными среди них черными буквами из слова КОНСТИТУЦИЯ. Красиво. Заманчиво. Ярко. Современно по стилю. Масштабно. После спектакля, идя уже по замершей глади городского пруда, я оглянулась на гигантскую инсталляцию из этих букв на стене Ельцин-центра. Снова ярко и современно, масштабно и… глянцево. Не сошлись в моем сознании конституция, которая все стерпит, и реальный человеческий опыт, в котором не все по конституции. А потому никуда не ушла из нашей жизни боль, и по-прежнему, порой, единственное, что может выдавить из себя человек в безвыходной ситуации – это крик. Прекрасно, что Ельцин-центр делает себя площадкой таких дискуссионных проектов. Я все больше ему симпатизирую: там работают и туда приходят интересные люди, там есть о чем и с кем поговорить. А теперь я еще и перечитываю российскую конституцию 1993 года. Вот, например: статья 31 Конституции: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».
Скоро на сцене
21, 22 сентября, 31 октября, 3 ноября, Большая сцена
Восемь женщин
21, 22 сентября, 31 октября, 19 ноября, Сцена-Молот
#конституциярф
5, 7 ноября, Большая сцена
Доктор Живаго