21 Мая 2018

«Пизанская башня»: по-хорошему народная комедия, но и по-плохому тоже


Театр-Театр закрыт. На большой сцене должна начаться реконструкция, которая продлится до осени. До этого времени театр будет показывать свои спектакли на различных площадках в Перми и крае. Но даже в этих условиях ему удаётся выпустить премьеру. Борис Мильграм специально для такого выездного формата работы поставил спектакль «Пизанская башня», который позиционируется как народная комедия. И этой характеристике новая постановка худрука Театра-Театра соответствует на все сто процентов, во всех смыслах-смыслах.

Непосредственно премьера «Пизанской башни» должна состояться в начале июня в ДК Солдатова, но предпремьерные показы прошли в середине мая в пространстве «Часовой завод». Обращаясь к зрителям перед одним из этих показов, Борис Мильграм честно признался, что этот спектакль поставлен специально для сцен домов культуры, на которых театр будет выступать до завершения реконструкции большой сцены. И для этого он взялся за хорошо знакомую ему пьесу Надежды Птушкиной «Пизанская башня» — её Мильграм уже ставил в Москве двадцать лет назад.

Фото: Тимур Абасов

Действительно, композиция и сюжет «Пизанской башни» идеально подходят для сцен ДК больших и малых городов. В пьесе всего два героя — муж и жена. Именно так, без имён. Семья эта вроде несчастлива по-своему (да, в эпиграф самой пьесы вынесена пресловутая цитата из «Анны Карениной»), но при этом как-то очень узнаваемо. Супруги абсолютно разные — она мечтательно-романтичная библиотекарша, он грубовато-простоватый прораб. В их браке, заключённом «по залёту», нет и, кажется, никогда не было любви. Но они как-то жили долгие годы. В пьесе семейная жизнь напрямую сравнивается с Пизанской башней, которая падает-падает, но никак не рухнет. Но, спустя почти двадцать лет совместной жизни, жена всё-таки решается уйти.

Подобных историй о разладе в отношениях в искусстве множество. Например, совсем недавно мы могли видеть что-то отдалённо похожее в «Нелюбви» Андрея Звягинцева и «Аритмии» Бориса Хлебникова. А одна из последних пьес знаменитого драматурга Ивана Вырыпаева — «Солнечная линия» — вообще представляет собой описание ночной ссоры двух супругов. И «Пизанскую башню» подводит именно эта распространённость сюжета. Потому что, в отличие от вышеперечисленных произведений, непритязательность и прямолинейность этой пьесы местами граничит с банальностью. При этом самому спектаклю удаётся иногда быть глубже и трогательнее первоисточника.

Фото: Тимур Абасов

Это получается благодаря правильному сочетанию нескольких элементов. Первый из них, который сразу бросается в глаза — это сценическое оформление, созданное художником Юрием Устиновым. Состоящие преимущественно из узнаваемых предметов советского быта (плита, стол, телевизор, холодильник) декорации находятся буквально в подвешенном и накренённом состоянии. Видимо, это символ вечно падающих отношений и одновременно лобовая аллюзия на знаменитую покосившуюся башню. Несмотря на это, все предметы колоритны и сразу создают узнаваемую атмосферу типовой квартиры. И очень контрастно после этой густой атмосферы, по сравнению с первым актом, смотрится акт второй. Там возникают зеркальные облака, а на заднике появляется одно большое красочное полотно, написанное в стиле авангарда начала ХХ века.

Как всегда в спектаклях Бориса Мильграма, первый и второй акты сильно отличаются. И естественно, что в такой малолюдной постановке эти различия раскрываются исключительно через актёров. Удивительно, что в по сути антрепризном спектакле по, откровенно говоря, не самой глубокой пьесе актёры Анна Сырчикова и Дмитрий Захаров показывают сильные работы. Особенно это касается Сырчиковой. Её героиня — зажатая, забитая, потускневшая, но всё ещё романтичная женщина в толстых очках. Мышь белая. Во втором акте она становится обворожительной (порой даже с перебором) красавицей. И теперь она уже давит на мужа своей утончённостью.

Фото: Тимур Абасов

Супруг в исполнении Дмитрия Захарова тоже претерпевает серьёзные преобразования. Да, поначалу это обычный мужик в растянутых трениках, для которого матч по телику важнее, чем уход жены. Его система ценностей проста, как два рубля: обрюхатил — женись; жена — это собственность; ему изменять можно, а ей о других мужчинах даже думать нельзя. В общем, малоприятный, но очень распространённый тип. Но в финале Дмитрий Захаров как-то очень плавно и незаметно переключается, и зритель вдруг видит, что даже этот свин может испытать настоящее и очень сильное чувство. Артисты отлично передают все эти эмоции, и поэтому финал спектакля получатся более пронзительным, чем в пьесе. Финал открыт и заставляет каждого по-своему задуматься о том, что такое настоящая любовь и настоящая семья. Ведь то, что она может быть вечно падающей башней, это не так уж и плохо. Ведь сколько лет стоит та башня в Пизе, и всё никак не упадёт...

В «Пизанской башне» множество хорошо исполненных трогательных моментов и важных мыслей. Но, по большей части, это, как и заявлено, народная комедия с антрактом и буфетом. В ней много шуток. Причём чисто исполнительских, ведь в самой пьесе ничего смешного нет. Но здесь у «Пизанской башни» есть определённые проблемы. Дело в том, что этот спектакль порой откровенно угождает зрителям. Например, своим легко узнаваемым музыкальным сопровождением, состоящим в основном из затасканных песен «In the Death Car» в исполнении Игги Попа и «Карузо» на итальянском. С уровнем юмора тоже проблемы, в некоторых моментах смех оказывается не очень уместным.

Спектакль пока ещё в процессе доработки, поэтому Борис Мильграм на первом предпремьерном показе сетовал на то, что на неготовую работу позвали смотреть журналистов. Так что сейчас простительно то, что некоторые сцены спектакля провисают, потому что им не хватает какого-то нерва и напряжения. И то, что между отлично играющими артистами есть определённая химия, но она явно не в том градусе, чтобы удерживать внимание большого зала на протяжении двух часов.

Фото: Тимур Абасов

«Пизанская башня» — это очень честный в плане соответствия содержания и формата спектакль. Да, это антреприза, поставленная с целью привлечь массового зрителя. Да, для этого она иногда угождает публике. Но это ещё и очень профессиональная работа, которая отлично справляется со своими целями, как прагматическими, так и художественными. Благодаря тому, что этот спектакль ярко и точно демонстрирует простую несчастливую семью из народа, зритель может в полной мере ощутить эффект узнавания. Вспомнить свой опыт отношений, ссор, разладов. И так получается, что этот спектакль народный потому, что он про всех, кто любил, ругался, страдал, женился и разводился. В общем, про всех нас.
Скоро на сцене
13, 27 декабря, 16 января, Большая сцена
Jesus Christ Superstar
14 декабря, 23 января, Большая сцена
На всякого мудреца довольно простоты