27 Декабря 2022

ВОЗВРАЩЕНИЕ ТЕАТРАЛЬНЫХ ФОНАРЕЙ

300-летний юбилей Перми Театр-Театр встретит «в парадной форме». Уже почти завершены работы по облицовке фасада мраморной плиткой. Другим немаловажным шагом стала реставрация фонарей, которые украшают парадный портик здания с 1982 года. К этому процессу руководство подошло с особой ответственностью: для многих пермяков образ театра неразрывно связан с образом оригинальных вращающихся фонарей со скульптурами литературных персонажей. 

КАК У ТЕАТРА ПОЯВИЛИСЬ ФОНАРИ 
Мало кто знает, что знаменитые театральные фонари изначально вовсе не подразумевались в проекте здания театра. Ещё в 60-е годы типовой проект был разработан в Москве, в Центральном научно-исследовательском институте экспериментального проектирования имени Б. С. Мезенцева. В этом же институте были спроектированы, например, Останкинская телебашня, «высотка» у Красных ворот, памятник А. С. Пушкину и Наталье Гончаровой на Арбате, а также Екатеринбургский цирк. Первое здание по столичному проекту появилось в Перми в 1982 году; чуть позднее «братья-близнецы» пермского театра были построены в Комсомольске-на-Амуре и Курске. И всё-таки некоторые отличия между театрами есть, так как для Перми в проект были внесены изменения. Вместо огромного бетонного козырька, нависавшего над фасадом, у центрального входа были установлены высокие бронзовые фонари. Их спроектировали и изготовили московские скульпторы Иван Павлович Казанский, позднее получивший почётное звание академика Российской академии художеств, и Юрий Владимирович Александров, к тому времени уже Заслуженный художник РСФСР. 

5c8e0e1e-d87b-45c4-9338-b5f9b8958c28.jpg

СКУЛЬПТОРЫ И СКУЛЬПТУРЫ 
6 фонарей на здании театра должны были быть по-настоящему театральными: по замыслу авторов, фонари украшали скульптуры, изображающие персонажей известных пьес. 24 наброска были представлены на утверждение в Министерстве культуры, после чего в концепцию были внесены некоторые изменения. Например, добавились персонажи произведений, не принадлежащих к драме, но уже неоднократно появлявшихся на отечественной сцене: заглавный герой поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин» и герой сказов Павла Бажова Данила-мастер. 

В итоговый список скульптур, которые Иван Павлович Казанский и Юрий Владимирович Александров должны были изготовить для пермского театра, вошли следующие: А. Чехов «Чайка», К. Гольдони «Слуга двух господ», М. Сервантес «Дон Кихот», В. Маяковский «Баня», Б. Шоу «Пигмалион», А. Арбузов «Таня», Мольер «Мещанин во дворянстве, Народный театр Петрушечник, Н. Гоголь «Ревизор», Д. Фонвизин «Недоросль», В. Вишневский «Оптимистическая трагедия», У. Шекспир «Гамлет», А. Твардовский «Василий Тёркин», Софокл «Царь Эдип», А. Сухово-Кобылин «Смерть Тарелкина», А. Грибоедов «Горе от ума», П. Бажов «Каменный цветок», М. Горький «Егор Булычов и другие», Н. Погодин «Человек с ружьем», Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро», Б. Брехт «Мамаша Кураж и её дети», Э. Ростан «Сирано де Бержерак», А. Пушкин «Борис Годунов», А. Островский «Гроза». 

По воспоминаниям Игоря Найда, который в начале 80-х делал фотофиксацию этапов работы над скульптурами, в работе у скульптора Ю.В. Александрова были одновременно два заказа: Пермский и Челябинский драмтеатры: «Помню только огромный объем работы. Говоря языком инженера, я составлял деталировку конструкции с иллюстрациями. Скульптурная мастерская находилась в Москве по адресу ул. Кастанаевская, 6. В одном специальном здании три мастерские скульпторов Александрова, Комова, Чернова». 

Александров. Скульптура. 108, 109.jpg

Вся стальная конструкция изготавливалась в Перми, и скульпторы в Пермь приехали только в конце ноября, когда здание было готово и фонари уже установлены. Верхняя часть фонарей должна была медленно вращаться. Осуществиться этой идее помогли… подводные лодки. На заводе имени Ленина в то время выпускали перископы для подводных лодок, и механизм, позволяющий фонарям вращаться, был «подсмотрен» именно там и изготовлен по аналогии. Иван Павлович Казанский вспоминает, как переживал за качество работы «без авторского надзора», но был приятно удивлён её итогами. Работа над фонарями была первым для Ивана Павловича опытом «соприкосновения с театром» в качестве скульптора. Из наиболее выдающихся примеров он вспоминал творение «старших товарищей», Дмитрия Шаховского и Павла Шимеса – часы для фасада Театра кукол имени Сергея Образцова. А в соавторстве с Юрием Владимировичем Александровым ему ещё удалось поработать, когда скульпторов пригласили в Якутский музыкально-драматический театр. 

Архитектура СССР 1917-1987. 1987. С. 355.jpg

Открывшееся новое здание в самом сердце города встретило 55-й театральный сезон. Театр «живёт» в этом здании и сегодня – в 96-ом сезоне. Нельзя сказать, что время было к фонарям благосклонно. Закономерно возникла потребность в реставрации этого объекта культурного наследия. 

СОБИРАЛИ ПО КРУПИЦАМ 
Из всех 24 метровых скульптур из кованой меди к 2022 году практически на 100% сохранилась лишь одна, по иронии судьбы изображавшая самого «древнего» персонажа – героя античной трагедии Софокла, царя Эдипа. Она служила для рабочих кузнечной мастерской «ЧирКовка» неким образцом, на который они ориентировались при реставрации. Другие скульптуры в период 90-х годов были частично или полностью утрачены в результате актов вандализма: медные части срывали с фонарей с помощью веревок и сдавали в пункты приема цветного металла… Например, уже в начале 2000-х годов Гамлет из одноимённой трагедии Шекспира демонстрировал проходящим мимо зрителям пустую протянутую руку, хотя очевидно, что на его ладони должен был лежать череп Йорика. А уже упомянутый Данила-мастер «потерял» инструмент, и реставраторам оставалось только предполагать, что камнерез держал в руке зубило. Некоторым скульптурам повезло гораздо меньше. Например, от «Тани» Алексея Арбузова осталась одна нога на постаменте, а Элиза Дулиттл из «Пигмалиона» Бернарда Шоу лишилась головы. Скульптура, изображавшая Нину Заречную из пьесы «Чайка» А. П. Чехова, была полностью утрачена – сохранилась только плакетка (декоративная пластина с указанием драматурга и произведения). Та же участь постигла героя драмы Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак». Иногда стояла обратная задача – по имеющейся скульптуре «опознать» автора и произведение. Для этого потребовались недюжинные знания мировой драматургии и литературы в целом. 

IMG-20220907-WA0016.jpg

Эскизов, чертежей или фотографий первоначального облика скульптур в театральном архиве, увы, не сохранилось. Чтобы организовать качественную реконструкцию, театр направил огромное количество запросов в компетентные инстанции по всей стране: архивы различного уровня, библиотеки, музеи, университеты, министерства и, конечно, ЦНИИЭП имени Мезенцева. Параллельно сотрудники театра во главе с документоведом Агафьей Бояршиновой вели поиск научно-проектной документации и фотографических изображений в книгах, журналах, альбомах и газетах. Театр обращался к бывшим сотрудникам: так, Галина Павловна Ивинских предоставила часть материалов. Через соцсети ТТ попросил помощи у своих зрителей «со стажем» поискать в семейных альбомах фотографии фонарей – важен и полезен был каждый кадр, каждый ракурс...

Кропотливая работа по восстановлению исторического облика скульптур на фонарях продолжалась не один месяц. Когда накопленных документов и свидетельств оказалось достаточно, чтобы реконструировать утраченные детали, к делу приступили работники мастерской «ЧирКовка». В тесном сотрудничестве с театром работа закипела, а впереди всех участников процесса ждало ещё одно крайне важное и ответственное событие – приезд в Пермь скульптора, который работал над этими скульптурами больше 40 лет назад – Ивана Павловича Казанского. 

0991b5ac-3822-41e9-83c8-836d685b7eb3.jpg

СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ 
Визит на Урал в 2022 году для скульптора случился практически в то же время, что и 40 лет назад, да и осенняя погода в Перми сильно не изменилась. Ивана Павловича пригласили в мастерскую, ведь только человек, который создавал скульптуры, мог помочь реконструировать их облик в мельчайших деталях – порой именно они создают неповторимый образ, который остаётся в памяти на всю жизнь. Например, разрешился спор насчёт рабочего инструмента Данилы-мастера. Иван Павлович сразу же сказал, что в руке он держал вовсе не зубило. Дело в том, что скульптор изобразил этого персонажа в самый трагичный момент сюжета: в финале сказа Данила разбил своё творение молотком – именно его мастер и сжимал в руке. 

Консультация скульптора требовалась и по поводу утраченных полностью скульптур – Нины Заречной и Сирано де Бержерака. Мастера «ЧирКовки» представили свой вариант изображения героини чеховской пьесы. Эскиз для неё был придуман студентами Уральского филиала Академии имени Глазунова, обучающихся живописи, ваянию и зодчеству. В их видении Нина Заречная держала в руках убитую Треплевым чайку. Однако Иван Павлович Казанский был вынужден отклонить это предложение – в руках у изготовленной 40 лет назад скульптуры чайки не было. А для Сирано де Бержерака Иван Павлович обещал восстановить оригинальный эскиз по памяти, когда вернётся в Москву. 

142f9393-ddde-4177-a3b4-af348be171ad.jpg

Благодаря приезду скульптора были сделаны все необходимые уточнения. Например, мастеров удалось убедить в том, что в пустых сейчас руках Дон Кихота не могло быть щита – он держал копьё, а Фигаро - свиток. «Слуге двух господ», Труффальдино, следовало изменить положение рук, чтобы он нёс подносы с яствами немного выше. Парикам героям Фонвизина и Мольера нужно было придать пышности кудрей, для брехтовской Мамаши Кураж изготовить бутыль в оплётке – и так далее. Комментариев не было лишь по поводу сохранившейся полностью скульптуры царя Эдипа, а также работ покойного Юрия Владимировича Александрова, качественные и детальные изображения которых театру удалось отыскать в книге «Мастера советского искусства. Юрий Александров. Скульптура». 

После посещения мастерской Иван Павлович побывал и в театре, с которым последний раз встречался 40 лет назад. Кстати, театр удостоился нескольких профессиональных комплиментов. Например, Иван Павлович оценил оттенок красного, который используется в оформлении театрального фойе. Скульптору провели персональную экскурсию, а также пригласили на спектакль. 

Иван Павлович поделился с работниками театра своими воспоминаниями и размышлениями: «Я считаю фонари одним из самых удачных моих творений, я ими горжусь, особенно архитектурным обликом. Очень долго в моей голове не возникал образ фонаря: каким он должен быть? А однажды я сел и отрисовал всё это тщательно, с масштабной линейкой в руках, ведь в таких вещах очень важно понятие масштаба. Театр – абсолютно эфемерное искусство. Нельзя было делать фонари очень значительными. Некоторая набросочность, хотя к скульптуре это мало применимо, некая легковесность фонарей создаёт это ощущение эфемерности и сиюминутности театрального искусства. Фонари можно сравнить с основной музыкальной темой, а фигуры персонажей на них – с подголосками. Когда фонари медленно вращаются, зрители встречаются с персонажами, и в этом уже есть некая театральность». 

СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП 
После того как все скульптуры были отреставрированы, их предстояло смонтировать на фонари. Работа с архивными материалам и фотографиями позволила установить исторически верную «рассадку»: расположение скульптур по всем шести фонарям имело свою логику, которой необходимо было следовать. Этот процесс был похож на решение так называемой загадки Эйнштейна: например, одна фотография позволяла точно установить, что конкретная скульптура располагается на конкретном фонаре, другая – какой персонаж является её «соседом». К счастью, логическое мышление помогло сотрудникам театра справиться и с этой задачей.

f990bd25-dc1f-4372-a7aa-27026bb8c61a.jpg

Руководствуясь этой схемой, специалисты установили скульптуры на фонари, а на вершину каждого из них смонтировали небольшие декоративные шары, присутствовавшие в изначальной конструкции, но утраченные со временем. Также были проверены, почищены и налажены вращательные механизмы, заменены все световые элементы. Теперь фонари, как и прежде, могут вращаться, даря зрителям Театра-Театра радость встречи с персонажами известных литературных произведений. 

В театре с нетерпением ждут завершения облицовочных работ, чтобы здание «сбросило» строительные леса и заборы. Но уже сейчас тёмным зимним вечером здание ТТ «оживляет» архитектурная подсветка, а те, кто подходят ближе, видят, как в свете медленно кружащихся фонарей падает снег, создавая ощущение сказки и волшебства. 

Театр-Театр благодарит за помощь в поисках: 
• Министерство культуры Пермского края 
• Архив Российской академии художеств 
• Министерство по управлению имуществом и градостроительной деятельностью Пермского края 
• Министерство строительства Пермского края 
• ГКУ ПК Управление капитального строительства Пермского края 
• ГКБУК «Пермский краевой научно-производственный центр по охране памятников (объектов культурного наследия)» 
• ГКБУ «Государственный архив Пермского края» 
• МБУ «Архив города Перми» 
• Музей пермской артиллерии 
• Российский государственный архив научно-технической документации 
• ФГАУ ВО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет» 
• ГКБУК «Пермская государственная ордена Знак Почёта краевая универсальная библиотека им. А.М. Горького» 
• ООО «Центральный научно-исследовательский экспериментального проектирования им. Б. С. Мезенцева» 
• ФКУ «Российский государственный архив литературы» 
• ГБУК «Пермский краеведческий музей» 
• … а также всех зрителей, кто предоставил фотографии театральных фонарей разных лет.
Скоро на сцене
5, 5, 5 февраля, 12, 12, 12 марта, Сцена-Молот
Сказка о Царе Салтане
5, 5 февраля, 12 марта, Большая сцена
Карлик Нос
Золотая маска
21 февраля, 16, 29 марта, Большая сцена
Маскарад