Сцена-Молот16+

Пир во время чумы

1 час
Антрактов: без антракта
О спектакле
«ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ» (16+)
Драма в темноте 

Режиссёр – Марк Букин, выпускник Московского института современного искусства, неоднократный обладатель грантов СТД на реализацию спектаклей, участник творческой лаборатории Ю.Н. Бутусова. 
Сценограф, художник по костюмам – Ирэна Белоусова, неоднократный номинант и лауреат премии «Золотая Маска». 
Художник по свету – Илья Пашнин, номинант на «Золотую маску» 2019 года. 
Композитор – Андрей Платонов, соавтор иммерсивных спектаклей «Location» и «Зона Голоса. Пермь 37». 
Звукорежиссер – Александр Тукачев 
Консультирующий звукорежиссер – Марат Бариев 
Педагог по речи – Ирина Максимова 
Помощник режиссера – Галина Самозванцева 

Премьера состоялась 17 декабря 2019 года.
Премьера-перевыпуск 14 апреля 2021 года.

Спектакль «Пир во время чумы» был впервые показан на «Сцене-Молот» в декабре 2019 года. В январе 2020-го он изменил формат и стал исполняться в рамках спектакля «Маленькие трагедии. Часть вторая», объединившего две пьесы А. С. Пушкина – «Каменный гость» (режиссер Борис Мильграм) и «Пир во время чумы» (режиссер Марк Букин). Данному проекту, в свою очередь, предшествовали «Маленькие трагедии. Часть первая» (А. С. Пушкин «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», режиссер Марк Букин, премьера состоялась 19 ноября 2018 года). Таким образом, какое-то время в репертуаре малой сцены Театра-Театра были представлены все четыре произведения цикла, написанного классиком в Болдино в 1830 году. 

С 94-го театрального сезона (2020-2021 гг.) спектакль «Пир во время чумы» вновь исполняется как самостоятельное, отдельное произведение, вернувшись к своему первозданному формату. По словам режиссера Марка Букина, это завершение долгого пути под названием «Маленькие трагедии» Александра Сергеевича Пушкина. 

Постановка «Пир во время чумы» интересна поиском новых театральных форм, театрального языка и новых способов коммуникации с публикой, как эмоциональных, так и интеллектуальных. Это технологически сложный в работе над звуком спектакль, эксперимент по созданию такого сценического элемента воздействия, как темнота.

Марк Букин, режиссер: «Наверное, все читающие это произведение Пушкина или идущие на спектакль с таким названием так или иначе представляют себе некое застолье. И во многих спектаклях действительно воспроизводился пир. Но лично мне всегда было интересно, как создать чуму. Как вывести эту силу из зоны «предлагаемых обстоятельств», как перенести её из умозрительного контекста в материальную сущность. Что такое эта чума? Что это за энергия, когда в метре от тебя в любую секунду может умереть человек, а по городу ездит телега, собирающая трупы?.. Что такое постоянное ожидание смерти, собственной или близкого человека? Ведь это ситуация, к которой, как мне кажется, невозможно привыкнуть, с которой невозможно взаимодействовать, потому что у чумы нет закона. Чтобы погрузить зрителей в состояние этого дискомфорта, страха, безвременья, постоянного напряжения от непонимания происходящего, мы лишили их возможности видеть, забрали свет как источник безопасности. Темнота в «Пире во время чумы» не способ удивить публику. Она служит выразительным средством, таким же, как, например, постоянно движущаяся сцена в «Пьяных». Но в темноту погружён не только зритель, но и актёры. Это тоже для них очень некомфортная ситуация. Это тоже наш способ осмыслить эту энергию страха и смерти. Но в полном мраке заключен, на мой взгляд, не только ужас, но и определенная свобода. Именно темнота дает разрешение на анархию, которая захватывает чумной город. В темноте можно почувствовать одновременно напряжение и страх, но также и азарт греха». 

Андрей Платонов, композитор: «Идея «Пира во время чумы» Марка Букина вовлекла меня как композитора целиком: в этом спектакле звук является главным средством воздействия, а значит, со всеми элементами театра мы работаем как с музыкальной композицией. Это потребовало технологических и человеческих поисков, кое-что у нас работает почти на пределе возможностей, и конечно, во многом поэтому «Пир» – особо интересный в производстве спектакль. Но самое важное для меня в этой работе то, что благодаря идеям, методам и технологиям нам удалось создать нечто большее: особый опыт существования и взаимодействия, который мы – исполнители, актёры, музыканты, авторы – испытываем вместе со зрителем. Этот опыт у каждого свой, и состояния он вызывает разные. Но у всех из нас есть те чувства, с которыми соприкасается «Пир во время чумы». Всё, чего я жду, – готовность и открытость испытать это». 

Действующий лица и исполнители
Председатель Вальсингам – Михаил Чуднов 
Молодой человек – Михаил Меркушев 
Мери – Кристина Баженова 
Луиза – Александра Кризьская 
Священник – Анатолий Смоляков (играет 4 июля) / Илья Линович (играет 3 июля) 
Многие – Андрей Платонов, Антон Колбин, Ната Хусаинова

Фотографии: Матвей Еремин, Лилия Бабурина.


Внимание! 
В «Пир во время чумы» используется стробоскоп (этот световой прибор очень опасен для людей склонных к эпилепсии); спектакль проходит В ТЕМНОТЕ. 
Если вы испытываете клаустрофобию или другие тревожные состояния, связанные с восприятием пространства, рекомендуем вам отнестись к посещению спектакля с осторожностью. 
Звуковые и визуальные решения спектакля могут вызвать опасные реакции у зрителей. 
Если вы не уверены, что вам будет комфортно, вам лучше выбрать другой спектакль. 
Если вы недавно перенесли операцию по зрению или на сердце, лучше перенести поход на спектакль. 
Отнеситесь внимательно к этим рискам ради вашего здоровья и спокойствия постановщиков спектакля.

Мы будем благодарны, если во время показа вы не будете пользоваться телефонами: любой дополнительный источник света, в том числе подсветка экрана, может нарушить концепцию и помешать зрительскому впечатлению. 

Вторая часть просто невозможная... не хотелось выходить из зала... хотелось продолжения долгого.. такой заход , точно потом не уснёшь) спасибо Марк Букин и все актеры!

Елена Анисимова-Шелунцева, зритель (г. Пермь)

Понравилось начало, может быть за счет игры актеров. Они читают вроде бы классический текст, но настолько они его здорово обыгрывают. И очень понравилась сцена с Лаурой. Необычно, просто восторг!

зритель (г. Москва)

Очень точно показан образ Дон Гуана: он настоящий психопат и наслаждается этим

зритель (г. Москва)

Столько ассоциаций, мыслей промелькнуло, пока мы сидели в темноте. Спасибо огромное!

зритель (г. Москва)

На контрасте с частью первой, иные подходы, концепты, оформление и игра. Новый, для меня, состав актёров.
Спасибо!

Алексей Клещевников, зритель (г. Пермь)

Это надо ещё переварить. В спект вошли пьесы Каменный гость и Пир во время чумы. Каменный гость - в классических традициях с чучелом памятника на колесиках (а может быть памятник чучелом, кстати, а?), с дон Гуаном восклицающим «Я погиб», с переходом от комедии к трагедии. Вторая часть - это скорее эксперимент на тему пьесы «Пир во время чумы», который на почве короновируса выглядит особенно актуально... Итак, суть. И это не будет спойлер, автор предупреждает о том, что зрителя ждёт ещё до спектакля. Не без основания. Короче, около часа зритель находится в полной темноте. Все это сопровождается редкими вспышками, адскими звуками и адским же смехом. Возможно, в зале и были «диванные знатоки «как нада», желающие уйти или там выкрикнуть своё отрицательно - скептическое мнение, но режиссёр Марк Букин всем этим могильно - демоническим ужасом, ещё и лишив зрения, хорошо проучил их. В общем, те кто на первой части вольготно ерзали и надрывно кашляли, на второй сидели как мыши. В целом, получилось интересно и необычно. В какой раз убеждаюсь, что все то современное, новое, что есть в Перми в театральной сфере, рождается на Сцене Молот. PS: Жаль, что с первой частью обошлись так радикально, отрезав у неё.... саму суть...

Ирина Русских, зритель (г. Пермь)

Я начну с конца и пойду вначало.
Сразу со второй части спектакля. Мрак. Очень хотелось встать и уйти. Был очень сильный внутренний протест и возмущение. Внутренний вопрос: почему вы заставляете меня участвовать в ваших играх.. почему я становлюсь не зрителем, а участником спектакля, что за комната страха, что за эксперименты на мне, меня никто не спросил хочу я в этом участвовать или нет..
.
Я сидела в полном блоке от происходящего, да и погружаться откровенно не хотелось.
Я пересмотрела ужасов в подростковом возрасте столько, что даже представить сложно, после взросления я уже совсем не смотрю и не воспринимаю все, что связано со страхом.
.
Поняла, что не хочу приходить в театр и бояться так. Я не хочу чтобы у меня искусственно, через психологические приемы вызывали эмоции, я хочу чтобы эмоции были мои личные, чтобы они выросли во мне сами, через какие то более тонкие приемы..
.
Переход от одной части к другой оказался для меня не понятен и груб.
.
В первой части ничего не тронуло сердце по мимо игры Чуднова Михаила. Наверное, в этом была какая то идея режиссера. У меня сложилось впечатление, что все актеры как белый лист на котором Миша играет и рисует разными красками. .

Вывод от похода в ТТ:
1.Чуднов как был так и остаётся для меня самым гениальным и любимым актером театра. И я была счастлива смотреть на его работу.
2. Страшно оказаться в аду. Страшно за свои грехи. (Если это было целью второй части, то это досталось мне неприятной ценой)
3. Искусство разное...
.
Спасибо, @teatr_teatr за эмоции, какими бы они не были!

Елена Клюкина, зритель (г. Пермь)

Понравилась задумка с занавесами в «Каменном госте»: актеры были близко, а потом, срывая их и отдаляясь, словно втягивали нас куда-то вглубь – вглубь своих мыслей, чувств, темноты своих душ... А «Пир» поразил звуковыми эффектами. В темноте казалось, что актеры то говорят за моей спиной, то шепчут прямо в ухо. Живой аудиоспектакль!

Юлия, зритель

Прекрасный «Каменный гость». Вся ткань спектакля сделана филигранно. Великолепно играли актеры, особенно Михаил Чуднов. Редко бывает, что на спектакле не смотришь на часы, сидишь и растворяешься – вчера у меня случилось именно так

Олег, зритель

Премьера оставила целый спектр эмоций. От «круто» до «что это я сейчас посмотрела?». Причем первая часть, а именно «Каменный гость», как таковых шоковых эмоций не вызвала, а вот вторая... В «Пире во время чумы» я успела испытать новые ощущения от того, что ты не видишь действия на сцене, так как темно, но звук и текст идет. В общем, как мне кажется, получилось интересно и свежо

Валерия, зритель

Первая часть не очень зашла... А вот вторая – отличный перформанс. Когда актеры бесновались на сцене под вспышки стробоскопа и был полный треш, я поймал ощущение пира во время чумы. А после выхода священника, его речи, наступила тишина, спокойствие. И это оставило приятное успокоение внутри

Сергей, зритель

Страшно интересный опыт, который оказался совсем не страшным. Есть только ты, темнота и то, как ты её воспринимаешь. Работа со светом сводится к отсутствию света на протяжении почти всего спектакля. Твоё воображение само рисует то, что происходит на сцене, самих героев. Если вы готовы погрузиться в тьму, приходите на Сцену Молот, отключайте все свои устройства, от которых идёт свет, и встречайте "Пир во время чумы". Пятьдесят минут пролетают на одном дыхании!

Ксения Сабельникова, зритель (г. Пермь)

"Спектакль проходит в ТЕМНОТЕ. Звуковые и визуальные решения спектакля могут вызвать опасные реакции у зрителя.
Если вы не уверены, что вам будет комфортно, вам лучше выбрать другой спектакль".

Интригующе, правда!

Я не раз бывал на спектаклях @teatr_teatr и готов к экспериментам, но это что-то особенное. Выйти из зоны комфорта эт прямо про данный случай.

Свет затухает, собственных пальцев не видно. Сначала смешно, потом тревожно, скучно, ... Хочется уйти. А как?

Классная режиссерская находка. Точно все досмотрят представление до конца.

У меня такого опыта раньше не было. Не жалею. Experience!

Олег Чеботнов, зритель (г. Пермь)

Где-то между “поворожить” и “поправить”
Никогда не думала, что узнаю о своей проф. деформации на спектакле, за суверенитет которого голосовала с самого эскиза в 19ом году, на секундочку. Так совпало, знаменательные события случились в один вечер. И если одно я признаю, то по поводу второго слова найдутся.
По старой доброй традиции одного пермского театра, второй спект всегда косячный. 11 мая была моя третья попытка принять “Пир во время чумы” и тот факт, что люди разные. Но, как и прежде, я активно выступаю за то, чтобы телефоны изымались на входе в зал. Иначе - смэээээрть. Перестаю верить в зрителей как в разумных существ, максимум - прямоходящие. (или просто мы марфа васильевна такие везучие, раз на таких людей попали).
Окей, свет потихоньку погас. Впервые слышала смех и шуточки как защитную реакцию на темноту. Моя защитная реакция - это водичкой запустить и не промахнуться. (да, я иногда злой человек.) И ловить спектакль только левым ухом, а правым понимать, что оно ничего не слышит, ибо штурмовали обострённые рецепторы нерациональным увеличением громкости. (посылаю идею о колонке на потолке над сиденьями, может, поможет.) Зато получилось отпустить голову: не припомню текста литературной основы, только общее вплетение в звук (монотонный немонотонный голос, спасибо ему за это, могёт); глаза впервые поймали калейдоскоп без опущенных век. Пыталась отпустить себя в пространство, а нельзя. Я зритель, я на стульчике сижу. Ага, щаааззззз!
Магия в том, что сам воздух затягивает. Разыскивая волну, я её находила и пыталась плыть вместе с ней. Не без сбивки, конечно, сторонние факторы никто не отменял. Испугаться получилось, бояться - нет. И это проблема, ведь других эмоций тебе не дают.
Если разбираться, то со многим просто смиряешься. Как со смертью. Она будет, её не может не быть. Также с существованием целого вороха шума, который, по идее, давит, если не найти в нём некоторую сложную закономерность. Также и с отсутствием света, угол которого ненадолго осветил будущий нервный труп, дергающийся в предсмертных судорогах. Шутка с “стало плохо” смешная, ситуация, по идее, страшная.
(после этого глаза совсем адаптировались, и вся белая одежда в зале начала мерцать. ощущение плотности темноты уехало от меня в закат!)
От священника у меня осталось впечатление не очень авторитетной по своему виду бабушки, хоть и наставляющий на путь истинный, но сомневающейся в каждом третьем слове. Не хочется и хочется отнести эту версию к неудачам дня.
Мелочи иногда убивают. Из мелочей для бывалого разрастается проблема восприятия. Возвращаясь к первому опыту (с прогона) ещё больше осознаю фразу про “нет второго шанса произвести первое впечатление”. Тогда, во времена Трагедий, я заикалась про “хорошее на фоне отвратительного”. Сейчас же эта работа несколько потеряла в коммуникации со зрителем (хотя её можно было как раз-таки развить и начать, например, с пункта во втором абзаце), но приобрела статус “современное на фоне академа”. Да, я всё ещё хочу ‘поворожить’ в процессе. Потому что не могу дотянуться ‘поправить’.

Елизавета Сорокина, зритель (г. Пермь)
Скоро на сцене
30 сентября, 1, 2, 2, 3, 3, 4, 5, 24, 25, 26, 27 октября, 22, 23 ноября, Большая сцена
Премьера. Три товарища
10, 10, 10, 17, 17, 17 октября, 14, 14, 14 ноября, Большая сцена
Летучий корабль