Сцена-Молот16+

Маленькие трагедии. Часть вторая

2 часа
Антрактов: без антракта

О Спектакле

Режиссер трагедии «Каменный гость» – Борис Мильграм, неоднократный номинант и лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска».
Режиссер трагедии «Пир во время чумы» – Марк Букин, неоднократный обладатель грантов СТД на реализацию спектаклей, участник творческой лаборатории Ю.Н. Бутусова. 
Сценограф, художник по костюмам – Ирэна Белоусова, неоднократный номинант и лауреат премии «Золотая Маска».
Художник по свету – Илья Пашнин, номинант на «Золотую маску» 2019 года. 
Композитор – Андрей Платонов, соавтор иммерсивных спектаклей «Location» и «Зона Голоса. Пермь 37». 
Видео-дизайн – Петр Марамзин
Звукорежиссер – Александр Тукачев
Консультирующий звукорежиссер («Пир во время чумы») – Марат Бариев
Педагог по вокалу – Евгения Прозорова
Педагог по речи – Ирина Максимова
Консультант по пластике («Каменный гость») – Алексей Каракулов
Ассистент режиссера («Каменный гость») – Евангелина Верещагина
Помощник режиссера – Галина Самозванцева

Спектакль «Маленькие трагедии. Часть вторая» включает в себя два произведения из цикла пьес А. С. Пушкина «Маленькие трагедии» – «Каменный гость» (режиссер Борис Мильграм) и «Пир во время чумы» (режиссер Марк Букин). 

Постановка интересна авторской трактовкой классики, а также поиском новых театральных форм и театрального языка, новых способов коммуникации с публикой. 

Если в «Каменном госте» Борис Мильграм будет использовать яркие оригинальные сценографические решения, световые эффекты и видеопроекции, то есть визуальные способы воздействия, то в пьесе «Пир во время Чумы» Марка Букина основной формой взаимодействия со зрителем станет звук и темнота.

Обратите внимание!

В части «Пир во время чумы» используется стробоскоп; почти все действие происходит в полной темноте. Мы будем благодарны, если во время показа вы не будете пользоваться телефонами: любой дополнительный источник света, в том числе подсветка экрана, может нарушить концепцию и помешать зрительскому впечатлению.


Борис Мильграм, режиссер: 
«Вы спросите, чем мы будем удивлять на премьере «Маленькие трагедии. Часть вторая»? Мы уже не хотим никого и ничем удивлять. Да, будет много неожиданностей – и в «Каменном госте», и в «Пире во время чумы». В первой пьесе зритель увидит, как некая творческая затея проникает в персонажа и в ужасной, страшной форме прорастает в нем к финалу, а во второй – сразу погрузится в ужас и мрак и, пребывая в нем, постигая его, как ни странно, найдет ответы. 
«Каменный гость» – история про то, как человек, ослепленный страстью и амбициями, бросает вызов божественной силе – смерти. Это не история про героя-любовника и вечного обольстителя. Неслучайно в нашей версии Дон Гуана играет не юноша, а довольно зрелый мужчина, блистательный артист Михаил Чуднов. Его персонажу не интересны приключения простого смертного. Он уже находится на другой границе взаимоотношений с миром. Он хочет быть больше, чем человек, больше, чем кто-либо из живущих на земле. 
Дон Гуан для меня – творческий человек. Как в его голову приходит эта идея, этот творческий акт – соблазнить Донну Анну именно на могиле убитого им мужа, пригласив статую Командора в свидетели? Меня невыносимо мучает вопрос: как это явилось, родилось, разрослось в его существе, в его чувствах, чем его наполнило? Какая неотвратимая, непостижимая сила привела его к рубежу? Об этом мало кто думает. Творчество никогда не живет у границы – оно всегда ищет выход за пределы. Видимо, в этом его природа. 
«Каменный гость» – игровая история, смешная забавная клоунада, которая внутри оказывается такой страшной, сложной, тонкой, что даже сердце останавливается…». 

Марк Букин, режиссер: 
«Многие режиссеры пытаются показать зрителям пир, некое застолье. А мне всегда было интересно, как создать чуму. Что такое чума, когда в метре от тебя в любую секунду может умереть человек, а по городу ездит телега, собирающая трупы?.. Чума – это постоянное ожидание смерти, собственной или близкого человека. Это ситуация, к которой невозможно привыкнуть, с которой невозможно взаимодействовать, потому что у чумы нет закона. Чтобы погрузить зрителей в состояние этого дискомфорта, страха, безвременья, постоянного напряжения от непонимания происходящего, мы лишили их возможности видеть, забрали свет как источник безопасности. Темнота в «Пире во время чумы» не способ удивить публику. Она служит выразительным средством, таким же, как, например, постоянно движущаяся сцена в «Пьяных». Но в полном мраке заключен, на мой взгляд, не только ужас, но и определенная свобода. Именно темнота дает разрешение на анархию, которая захватывает чумной город. В темноте зрители почувствуют одновременно и дискомфорт, и азарт греха».  

Андрей Платонов, композитор:
«Идея «Пира во время чумы» Марка Букина вовлекла меня как композитора целиком: в этом спектакле звук является главным средством воздействия, а значит, со всеми элементами театра мы работаем как с музыкальной композицией. Это потребовало технологических и человеческих поисков, кое-что у нас работает почти на пределе возможностей, и конечно, во многом поэтому «Пир» – особо интересный в производстве спектакль. 
Но самое важное для меня в этой работе то, что благодаря идеям, методам и технологиям нам удалось создать нечто большее: особый опыт существования и взаимодействия, который мы – исполнители, актёры, музыканты, авторы – испытываем вместе со зрителем. Этот опыт у каждого свой, и состояния он вызывает разные. Но у всех из нас есть те чувства, с которыми соприкасается «Пир во время чумы». Всё, чего я жду, – готовность и открытость испытать это».

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ

«Каменный гость»

Дон Гуан – Михаил Чуднов

Лепорелло – Иван Вильхов

Монах, Дон Карлос – Сергей Детков

Лаура – Кристина Баженова

Донна Анна – Владислава Костылева / Софья Абдельнасир, студенты Института Современного Искусства


«Пир во время чумы»

Председатель – Михаил Чуднов

Молодой человек – Михаил Меркушев

Мери – Кристина Баженова

Луиза – Наталья Федоткина

Священник – Анатолий Смоляков / Илья Линович

Многие – Андрей Платонов, Антон Колбин, Ната Хусаинова 


Отзывы 11

Вторая часть просто невозможная... не хотелось выходить из зала... хотелось продолжения долгого.. такой заход , точно потом не уснёшь) спасибо Марк Букин и все актеры!

Елена Анисимова-Шелунцева, зритель (г. Пермь)

Понравилось начало, может быть за счет игры актеров. Они читают вроде бы классический текст, но настолько они его здорово обыгрывают. И очень понравилась сцена с Лаурой. Необычно, просто восторг!

зритель (г. Москва)

Очень точно показан образ Дон Гуана: он настоящий психопат и наслаждается этим

зритель (г. Москва)

Столько ассоциаций, мыслей промелькнуло, пока мы сидели в темноте. Спасибо огромное!

зритель (г. Москва)

На контрасте с частью первой, иные подходы, концепты, оформление и игра. Новый, для меня, состав актёров.
Спасибо!

Алексей Клещевников, зритель (г. Пермь)

Это надо ещё переварить. В спект вошли пьесы Каменный гость и Пир во время чумы. Каменный гость - в классических традициях с чучелом памятника на колесиках (а может быть памятник чучелом, кстати, а?), с дон Гуаном восклицающим «Я погиб», с переходом от комедии к трагедии. Вторая часть - это скорее эксперимент на тему пьесы «Пир во время чумы», который на почве короновируса выглядит особенно актуально... Итак, суть. И это не будет спойлер, автор предупреждает о том, что зрителя ждёт ещё до спектакля. Не без основания. Короче, около часа зритель находится в полной темноте. Все это сопровождается редкими вспышками, адскими звуками и адским же смехом. Возможно, в зале и были «диванные знатоки «как нада», желающие уйти или там выкрикнуть своё отрицательно - скептическое мнение, но режиссёр Марк Букин всем этим могильно - демоническим ужасом, ещё и лишив зрения, хорошо проучил их. В общем, те кто на первой части вольготно ерзали и надрывно кашляли, на второй сидели как мыши. В целом, получилось интересно и необычно. В какой раз убеждаюсь, что все то современное, новое, что есть в Перми в театральной сфере, рождается на Сцене Молот. PS: Жаль, что с первой частью обошлись так радикально, отрезав у неё.... саму суть...

Ирина Русских, зритель (г. Пермь)

Я начну с конца и пойду вначало.
Сразу со второй части спектакля. Мрак. Очень хотелось встать и уйти. Был очень сильный внутренний протест и возмущение. Внутренний вопрос: почему вы заставляете меня участвовать в ваших играх.. почему я становлюсь не зрителем, а участником спектакля, что за комната страха, что за эксперименты на мне, меня никто не спросил хочу я в этом участвовать или нет..
.
Я сидела в полном блоке от происходящего, да и погружаться откровенно не хотелось.
Я пересмотрела ужасов в подростковом возрасте столько, что даже представить сложно, после взросления я уже совсем не смотрю и не воспринимаю все, что связано со страхом.
.
Поняла, что не хочу приходить в театр и бояться так. Я не хочу чтобы у меня искусственно, через психологические приемы вызывали эмоции, я хочу чтобы эмоции были мои личные, чтобы они выросли во мне сами, через какие то более тонкие приемы..
.
Переход от одной части к другой оказался для меня не понятен и груб.
.
В первой части ничего не тронуло сердце по мимо игры Чуднова Михаила. Наверное, в этом была какая то идея режиссера. У меня сложилось впечатление, что все актеры как белый лист на котором Миша играет и рисует разными красками. .

Вывод от похода в ТТ:
1.Чуднов как был так и остаётся для меня самым гениальным и любимым актером театра. И я была счастлива смотреть на его работу.
2. Страшно оказаться в аду. Страшно за свои грехи. (Если это было целью второй части, то это досталось мне неприятной ценой)
3. Искусство разное...
.
Спасибо, @teatr_teatr за эмоции, какими бы они не были!

Елена Клюкина, зритель (г. Пермь)

Понравилась задумка с занавесами в «Каменном госте»: актеры были близко, а потом, срывая их и отдаляясь, словно втягивали нас куда-то вглубь – вглубь своих мыслей, чувств, темноты своих душ... А «Пир» поразил звуковыми эффектами. В темноте казалось, что актеры то говорят за моей спиной, то шепчут прямо в ухо. Живой аудиоспектакль!

Юлия, зритель

Прекрасный «Каменный гость». Вся ткань спектакля сделана филигранно. Великолепно играли актеры, особенно Михаил Чуднов. Редко бывает, что на спектакле не смотришь на часы, сидишь и растворяешься – вчера у меня случилось именно так

Олег, зритель

Премьера оставила целый спектр эмоций. От «круто» до «что это я сейчас посмотрела?». Причем первая часть, а именно «Каменный гость», как таковых шоковых эмоций не вызвала, а вот вторая... В «Пире во время чумы» я успела испытать новые ощущения от того, что ты не видишь действия на сцене, так как темно, но звук и текст идет. В общем, как мне кажется, получилось интересно и свежо

Валерия, зритель

Первая часть не очень зашла... А вот вторая – отличный перформанс. Когда актеры бесновались на сцене под вспышки стробоскопа и был полный треш, я поймал ощущение пира во время чумы. А после выхода священника, его речи, наступила тишина, спокойствие. И это оставило приятное успокоение внутри

Сергей, зритель
Скоро на сцене